Ты познакомился с сюжетами гомеровских поэм какие поступки героев

Гомер - А. Лосев

Ты расположил бы их в том же порядке или как-то иначе? Как ты оценивание): Ты познакомился с сюжетами гомеровских поэм, какие поступки героев. Познакомить учащихся с содержанием поэм Гомера, памятниками На положительных образах гомеровских героев воспитывать трудолюбие, Хотя в сюжете нет докучного порядка, . Осуждаете ли вы какой-нибудь поступок Одиссея? Почему? С ним и речами ты сходен, и кто бы подумал, чтоб было. ного мышления гомеровских поэм историко-типологическим путем, мы имеем в виду .. Азии. Там «он впервые познакомился с поэмами Гомера и, най дя, что в них, кроме обмануть врагов, а ты это делаешь, чтобы ввести в заблуждение Соответствие поступков, деяний героев требованиям этики .

Но художественный стиль, понимаемый в его единстве с идейным содержанием произведения, вместе с тем и обратно влияет на общество, его преобразует и не только преобразует, но часто является грозным разоблачением, карающим бичом или мощным зовом к прогрессу, к человеческому счастью, к свободе, разумности и солидарности вплоть до общечеловеческих масштабов.

Нечего и говорить о том, что исследование художественного стиля писателя — очень трудная и очень спорная задача. Во многих отношениях здесь приходится быть пионером и новатором и допускать разного рода неточности, односторонности и даже ошибки. Тем не менее когда-нибудь же надо приниматься за эту работу, что мы и сделали, несмотря на большие трудности и неясности в самой проблематике этой научной области. Лежащее в основе настоящей книги исследование касалось трех главных проблем гомероведения.

Мы, во-первых, хотели по возможности точно формулировать основы эпического стиля, не только ограничиваясь общим и популярным изложением, но пытаясь систематически развернуть все необходимые принципы художественного эпоса.

Во-вторых, мы пытались не просто говорить о принципах стиля, но и рассмотреть все гомеровские материалы с точки зрения этих принципов, так что мы ввели целые главы, посвященные художественной действительности, изображенной у Гомера, включая изображение природы, общества, индивидуального человека, богов и демонов, а также понимания судьбы. Имея в виду объем книги, главы о природе, искусстве и поэтическом языке у Гомера в настоящем издании пришлось опустить.

Наконец, в-третьих, мы руководствовались историческим подходом к Гомеру, что привело к необходимости усматривать в нем отражение самых разнообразных эпох социально-исторического развития. Идея рассмотрения Гомера в связи с окружающей его действительностью и в связи с рудиментами предыдущего исторического развития является основной идеей книги. В этом отношении нам пришлось строго критически отнестись почти ко всем более ранним периодам гомероведения, несмотря на колоссальную значимость многих его представителей и несмотря на то, что во многом еще и до сих пор приходится пользоваться методами и результатами этих старых исследований по Гомеру.

Точно формулировать все решения трех указанных проблем, несомненно, является труднейшей задачей, которую не разрешил еще ни один гомеровед, и на это даже и сейчас еще невозможно претендовать. Поэтому автор предлагаемой книги рассматривает ее лишь как скромное введение в современную гомеровскую проблематику.

Книга эта возникла из нашего специального курса по Гомеру в Московском государственном педагогическом институте имени В. Лежащее в основе этого курса исследование было произведено нами еще во второй половине х годов и неоднократно перерабатывалось в течение х и х годов.

Многие проблемы гомероведения изучались и разрешались нами гораздо раньше, чем это делали авторы, которым уже удалось напечатать свои труды по Гомеру, и, следовательно, независимо от них, многие существенные вопросы по Гомеру уже были затронуты нами в работе "Эстетическая терминология ранней греческой литературы эпос и лирика ", напечатанной в "Ученых записках Московского государственного педагогического института имени В.

То, что настоящая книга возникла из лекций и семинарских занятий, объясняет собою и ту ее особенность, что многие затрагиваемые в ней проблемы и уже подвергавшиеся тому или иному обследованию излагаются иной раз с помощью реферирования наиболее интересных исследований, старых или новых.

Автор хотел этим ближе познакомить читателя с научной литературой по гомероведению, хотя и здесь пришлось использовать только небольшую часть имеющихся у него материалов. В тех случаях, где автор находил нужным, он самолично переводил греческий текст Гомера и ради точности, конечно, в прозаическом виде. Это мы делали по изданиям Гомера: Dindorf — Hentze Lips. В остальных случаях, когда не нужна была особенно тщательная точность, цитаты из Гомера приводились по переводам В.

Вступительные замечания Произведения Гомера, поэмы "Илиада" и "Одиссея", являются первыми по времени известными нам памятниками древнегреческой литературы и вместе с тем вообще первыми памятниками литературы в Европе. Содержа в себе огромное количество разного рода сказаний и будучи весьма значительными по размеру в "Илиаде" стихотворных строки, в "Одиссее" ихэти поэмы не могли появиться внезапно, в виде произведения только одного гениального писателя.

Если даже они и составлены одним поэтом, то составлены на основе многовекового народного творчества, в котором современная наука устанавливает отражение самых разнообразных периодов исторического развития греков. Следовательно, народные материалы для этих поэм создавались еще раньше, по крайней мере, за два или за три века до этой первой записи, а, как показывает современная наука, гомеровские поэмы отражают еще более древние периоды греческой или, может быть, даже догреческой истории.

Сюжетом гомеровских поэм являются разные эпизоды троянской войны. Троя и область, где этот город был столицей, Троада находились в северо-западном углу Малой Азии и были заселены племенем фригийцев. Греки, населявшие Балканский полуостров, в течение многих веков вели в Малой Азии войны.

Одна такая война, именно с Троей, особенно запечатлелась в памяти древних греков, и ей было посвящено много разных литературных произведений и, в частности, несколько специальных поэм. В них рассказывалось о троянской войне, о причинах ее вызвавших, о взятии Трои и о возвращении победителей-греков на родину. Чтобы понять содержание "Илиады" и "Одиссеи", необходимо знать вообще все сказания о троянской войне, поскольку обе поэмы изображают только отдельные моменты этой войны.

Заметим, что у Гомера греки еще не носят названия "греков" и не называются "эллинами", как они называли себя впоследствии. У Гомера они зовутся либо аргивянами обобщенное название жителей Аргосалибо ахейцами по имени одного из греческих племенлибо данайцами Данай мыслился родоначальником племени аргивян. Греческие мифы рассказывают, что Земля, отягощенная разросшимся населением, просила Зевса верховное божество древних греков пощадить ее и уменьшить число людей, живущих на.

Ради просьбы Земли по воле Зевса и начинается троянская война. Ближайшим же поводом к войне было то, что Парис, сын троянского царя Приама, похитил Елену, супругу спартанского царя Менелая. Чтобы отомстить за это похищение и вернуть Елену обратно, брат Менелая и царь соседней со Спартой Арголиды Агамемнон советует Менелаю собрать всех греческих царей с их дружинами и начать войну с Троей.

Среди привлеченных греческих царей особенно выделяются — поражающий своей мощью быстроногий Ахилл, царь Фтии, и Одиссей, царь острова Итаки на запад от Балканского полуострова. Все греческие племена посылают свои войска и своих вождей в Авлиду, откуда общегреческое воинство движется через Эгейское море и высаживается около Трои, которая отстояла от берега на несколько километров.

Верховным вождем всего греческого воинства избирается Агамемнон. Война ведется с переменным успехом в течение 10 лет. И только по истечении 10 лет грекам удается пробраться в самый город, сжечь его, перебить мужчин, а женщин забрать в плен. В "Илиаде" и "Одиссее" разбросаны только намеки на войну в целом. Но в поэмах нет специального повествования ни о причинах войны, ни о первых ее 9 годах, ни о взятии Трои. Дело в том, что к Агамемнону попала в плен Хрисеида, дочь Хриса, жреца Аполлона.

Так как Агамемнон, несмотря на просьбы этого Хриса, отказался вернуть ему его дочь, то по просьбе Хриса Аполлон насылает на греческое войско моровую язву, для прекращения которой Агамемнон умилостивляет Аполлона и возвращает Хрисеиду ее отцу. Взамен этого он отбирает у Ахилла отданную ему пленницу, Брисеиду.

Ахилл в гневе на Агамемнона покидает даже поле сражения и тем самым наносит огромный ущерб греческому войску. Ахилл обращается к своей матери Фетиде, морской царевне, с просьбой умолить Зевса дать перевес троянцам и тем наказать греков и Агамемнона за нанесенное ему оскорбление.

Зевс обещает Фетиде наказать греков военным поражением. При этом изображается большая сцена на Олимпе, где супруга Зевса Гера ревнует его к Фетиде, а Зевс угрозами заставляет ее смириться. Гефест, бог огня и кузнечного дела, а также бог искусств, успокаивает всех, угощая богов их обычной пищей, амвросией и нектаром. Это и составляет содержание I песни "Илиады" и является завязкой всей поэмы.

Обещание Зевса наказать греков выполняется, однако, не. Значительное поражение греков изображается только в XI песни. А потом они оттесняют греков уже к самому морю, и сражение происходит около греческих кораблей — XIII песня.

Но Ахилл все еще не примиряется с Агамемноном, а только разрешает своему другу Патроклу вступить в бой и помочь погибающим грекам. Но теперь Зевс разрешает самим богам участвовать в войне; и одни из них помогают грекам, другие — троянцам; этой войне богов посвящена XX песнь. Остальные две песни "Илиады" посвящены поминкам павших героев. На читателей Гомера всегда производило большое впечатление изображение того, как Ахилл в течение 9 дней волочил вокруг Трои труп Гектора, привязанный ногами к колеснице; как старик Приам пробирался ночью в палатку Ахилла и молил его о прекращении жестокого глумления над сыном и, наконец, получил тело Гектора для торжественного погребения.

Об этом — тоже в XXIV песни. Сюда же относится и VIII песнь, которая рассказывает о незначительном поражении греков как об основании для просьбы Агамемнона о примирении. Наконец, X песнь уже в древности считалась позднейшей вставкой ввиду своей совершенно внешней связи с общим сюжетом "Илиады".

Здесь изображалась встреча на троянской равнине греческих героев Одиссея и Диомеда и троянского героя Долона, намеревавшихся произвести разведку каждый для своей стороны.

Таким образом, чтобы овладеть очень сложным и с весьма нагроможденными событиями содержанием "Илиады", надо иметь в виду следующие ее разделения.

Для четкого и рельефного представления себе сюжета "Илиады" интересно также проследить развитие в ней действия по дням. Читатель, взявши в руки большой том "Илиады" и начавши ее читать, может быть введен в заблуждение огромными размерами этой поэмы и будет думать, что здесь излагаются события нескольких лет или, по крайней мере, нескольких месяцев. На самом же деле то, о чем рассказывается в "Илиаде", захватывает всего только 51 день; да и то об однообразных событиях многих из этих дней имеются лишь краткие упоминания.

Попробуем представить себе это развитие действия в "Илиаде" по дням. Действие "Илиады" начинается с прибытия Хриса к Агамемнону с просьбой о возвращении дочери. Следует отказ Агамемнона, мольба Хриса к Аполлону и 9 дней болезни, насылаемой Аполлоном на греков. Это стихи I песни. С го стиха начинается, как это здесь определенно указано, й день, когда Ахилл созывает народное собрание, на котором выясняется причина гибельного мора, Происходит ссора царей, и Хрисеида возвращается ее отцу. О следующем, м, дне читаем только в стихе В этот день возвращается от Хриса Одиссей, отвозивший ему Хрисеиду.

Тут же обращение Ахилла к матери Фетиде, которая сообщает — стихчто боги "вчера" отправились к эфиопам и вернутся на Олимп через 12 дней. Следовательно, когда в стихе говорится о возвращении богов от эфиопов на Олимп, то, считая, что они отправились к ним на й день и пробыли у них 12 дней, здесь начинается й день. В этот день происходит мольба Фетиды к Зевсу на Олимпессора Зевса и Геры и вся заключительная олимпийская сцена I песни.

В й день происходит огромное количество событий: Новый, й, день начинается только с го стиха VII песни, когда заключается новое перемирие для погребения убитых, й же день — конец погребения и возведение ахейцами вокруг своего лагеря стены, рва и частокола, что занимает конец VII песни, стихи — В ночь на й день — вылазка Диомеда и Долона X.

С 1-го стиха XI песни начинается 2-й день крупных боев, наполненный еще большим числом разного рода событий. В ночь с го на й день тоже происходит много разных событий: Далее ночь перед м днем XXIV. На й день боги совещаются относительно поведения Ахилла и принимается решение о выкупе тела Гектора В ночь на й день Приам отправляется к Ахиллу и выкупает Гектора — На й день — плач по Гектору в Трое — Дни 41—50 — возка леса для костра Гектора — и сожжение Гектора на й день — На й день — похороны праха героя — Таким образом, время действия в "Илиаде" охватывает 51 день.

Но из этого числа надо вычесть те дни, в которые события не изображаются, о них только упоминается чума в стане ахейцев, пир олимпийцев у эфиопов, погребение героев в VII песни, надругательство Ахилла над Гектором, приготовление дров для костра Гектора.

Насыщенными действием оказываются только дни 1-й отказ Агамемнона Хрисуй доставление Хрису его дочери и ссора царейй обращение Фетиды к Зевсу на Олимпе в I песньй общая картина войный большие боий сожжение Патрокла и й погребение ГектораДругими словами, в "Илиаде" изображаются главным образом только 9 дней из последнего года троянской войны.

Возвращение это продолжалось очень долго и заняло целых 10 лет. Однако, если читатель захотел бы узнать о самом первом этапе приключений Одиссея, то ему нужно было бы читать "Одиссею" не с самого начала, а песни IX—XII.

В этих песнях Одиссей сам рассказывает о своих странствованиях после отплытия из Трои в течение первых трех лет. Сначала Одиссей со своими спутниками попадает в страну диких людей — киконов, потом к мирным лотофагам, которые угощают его сладким лотосом, и потом на остров киклопов, где киклоп Полифем, дикарь и людоед, съел нескольких спутников Одиссея и чуть было не уничтожил его. Одиссей далее попадает к богу ветров Эолу, который принимает его весьма любезно, но отвергает после инцидента с мешком, где были связанные ветры спутники вскрыли этот мешок, думая найти в нем сокровища, и Одиссею пришлось опять просить пристанища у Эола.

В дальнейшем Одиссей попадает к разбойникам лестригонам и к волшебнице Кирке, которая удерживала его у себя в течение целого года и направила его в подземное царство для узнавания его будущей судьбы. В XII песни — приключения Одиссея продолжаются. Путем особого хитрого приема он проезжает мимо острова Сирен, полуптиц, полуженщин, завлекавших к себе всех путников своим сладостным пением и потом их пожиравших, а также между чудовищами Сциллой и Харибдой, между которыми тоже никому не удавалось проехать безопасно.

На острове Тринакрии спутники Одиссея пожирают быков Гелиоса, за что бог моря Посейдон уничтожает все корабли Одиссея; и спасается только один Одиссей, прибитый волнами на остров нимфы Калипсо. После этого удобно перейти к обзору содержания песен I—IV. В первой песни ситуация. Одиссей живет у нимфы Калипсо уже 7 лет, что составляет вместе с 3 предшествующими годами приключений уже 10 лет.

Боги решают, что Одиссею уже пора вернуться домой, и за этим возвращением будет следить Афина Паллада. Действие тотчас же переносится на остров Итаку, что и составляет содержание уже II песни.

Урок-путешествие: «Поэмы Гомера «Илиада» и «Одиссея».

На Итаке местные владетельные царьки ухаживают за Пенелопой, верной женой Одиссея, ждущей его уже 20 лет и охраняющей его дом от разграбления женихами. Менелай сообщает Телемаху о пребывании Одиссея у Калипсо.

Но сам Телемах исчезает с поля зрения читателя вплоть до XV песни, где он опять появляется, но уже на Итаке. В V песни Калипсо получает приказание от Зевса отпустить Одиссея, который тут же строит себе корабль и отправляется на Итаку.

Однако после 17 дней спокойного плавания его опять настигает Посейдон, поднимает морскую бурю, разбивает корабль Одиссея; и Одиссей только с помощью покрывала благодетельной нимфы Ино Левкофеи доплывает до неведомого ему острова, который оказывается страной мореходного народца феаков, весело и привольно живущих под властью царя Алкиноя.

В VI песни — выброшенный волнами на берег Одиссей встречается с царской дочерью Навсикаей, прибывшей на берег моря со своими служанками полоскать белье и провожающей Одиссея в дом своего отца. На Итаке всегдашняя покровительница Одиссея Афина Паллада дает ему разные советы и ради безопасности превращает его в безобразного нищего.

Отец и сын обдумывают план изгнания женихов из дворца и освобождения Пенелопы. Семь греческих городов претендовали на то, чтобы считаться родиной поэта. В то же время не существует никаких достоверных свидетельств о Гомере. Произведения Гомера, поэмы "Илиада" и "Одиссея", являются первыми по времени известными нам памятниками древнегреческой литературы и вместе с тем вообще первыми памятниками литературы в Европе. Долгое время события, описываемые в поэмах Гомера, считались вымыслом, красивыми легендами, облеченными в прекрасные стихи, не имеющие под собой никакой реальной основы.

Ее название происходит от другого имени города Троя - Илион. В наши дни ученные считают, что поэмы созданы, были в 8 веке до н. Прославленным героям Троянской войны был грек Ахиллес и троянец Гектор. В решающем сражении Троянской войны сошлись два великих воина той эпохи Ахиллес и Гектор. Если вы внимательно смотрели, то вспомните, - Какие слова говорит Гектор, в начале поединка?

Гектор знал, что погибнет, но не отступил. Погиб защитник Трои, но стены города крепки и не суметь грекам силой овладеть. Тогда Одиссей предложил действовать хитростью. И запылала Троя, и на десятый год пал могучий город. Но не закончились приключения всех героев Троянской войны - взгляд Гомера обращается к царю Итаки - Одиссею.

Однако боги преследовали его, долгих 10 лет скитался он по морям, пока не увидел берега свой Итаки. Работа с атласом определите, и выпишите в тетрадь географическое месторасположение ключевых точек путешествия Одиссея Троя. Сирены, царство Аида, Итака.

И на протяжении всего этого периода Одиссею не раз приходилось уходить от смерти при помощи определенных качеств. А каких именно мы с вами выясним, рассмотрев рассказ об острове циклопов. Индивидуальные сообщения учеников с опорой на содержание произведения. Однажды заблудившись в морских пучинах корабль Одиссея, пристал к острову одноглазых великанов-циклопов.

У самого моря греки увидели большую пещеру и вошли в. Вскоре появился со стадом овец хозяин пещеры циклоп Полифем. Загнав в пещеру стадо, Полифем завалил вход в нее обломком скалы. Но не растерялся Одиссей и отважно дал чашу вина Полифею и когда он спросил имя гостя Одиссей, ответил: Хотел, было съесть великан гостей, но 3 4 повалился навзничь совсем опьяненный. Греки же нашли огромный кол в пещере и ослепили людоеда. Дико взвыл Полифем, на его крик пришли другие циклопы, спрашивая, кто это сделал с тобой?

Разошлись циклопы по своим пещерам. А утром связал Одиссей баранов по трое.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ГОМЕРОВСКОГО ЭПОСА - PDF

Под каждым средним был привязан один из греков. Полифем отодвинул от входа огромные камень и, ощупывая баранов сверху, выпустил все стадо.

А вместе с ними и греков. Храбрость Пирра, безоглядно, всеми своими помыслами, поступками преданного войнам и битвам, сродни безумию, и на безумие подобной храбрости, как полагает Плутарх, первый указал Гомер. Так, в третий раз по стечению обстоятельств оказался Платон на берегу Сицилийского пролива во владениях и во власти жестокого и необузданного тирана Дионисия.

Он прибыл сюда, чтобы смягчить участь своего друга и ученика философа Диона. И биограф Диона Плутарх 41, намекая на трудности, ожидающие Платона, на опасность его миссии, повторяет вслед за Платоном гомеровский стих: Сицилийский тиран Дионисий и ужасная мифическая Харибда, поглотившая спутников Одиссея, равнозначны.

Но Одиссей миновал Харибду и остался невредим. Может быть, несчастье и на этот раз минует, только уже не Одиссея, а Платона? Вспоминает о Гомере Плутарх и тогда, когда рассказывает о первой встрече Антония и Клеопатры. Повторилась она, по словам Плутарха, и в римской жизни, где страдающими героями ее стали стойкий Брут и гордая, мужественная Порция. Видя, что государство разделилось на два враждебных стана стан Цезаря и стан Антония, что войска, словно на продаже с торгов, изъявляют готовность присоединиться к тому, кто больше заплатит, он Брут.

Оттуда Порции предстояло вернуться в Рим. Она пыталась скрыть волнение и тоску, но, несмотря на благородную высоту нрава, все же выда ла свои чувства, рассматривая картину какого-то художника, изображавшую сцену из греческой истории: Андромаха прощается с Гектором и, принимая сына на руки, пристально глядит на супруга.

Видя образ своих собственных страданий, Порция не могла сдержать слез и все плакала, много раз на дню подходя к картине. Когда же Ацилий, один из друзей Брута, прочитал на память обращенные к Гектору слова Андромахи: Тканьем, пряжей займись, приказывай женам домашним Порция почти как Андромаха, и Брут почти как Гектор, Обаяние гомеровских героев перенесено на героев новых, героев сурового Рима, и судьба Гектора и Андромахи пророчит Порции и Бруту их собственную, славную, но горестную судьбу.

Примеров подобных аналогий с поэмами Гомера в античной литературе великое множество. При этом переосмысление содержания, подмена, новое истолкование гомеровских образов, несомненно, имеют место. В самом деле, как ни близка, как ни трагично сходна в общих своих чертах участь Порции и Андромахи, Гектора и Брута, Порция все же не Андромаха, а Брут далек от Гектора. Происходит выделение некоей общечеловеческой сюжетной схемы: И эта схема наполняется содержанием каждый раз новым, соответствующим своей эпохе, среде, литературным канонам, этикоэстетическим идеалам.

Так, место вождя родо-племенной общины занял борец за республику города-государства, место покорной жены эмансипированная римлянка времен заката республики.

Жизнь предстала у Гомера не в выборочных отдельных и внешних деталях, но вся целиком, и вся целиком, во всей своей полноте, она интересует Гомера. Отсюда возможность позднейшего переосмысления образов и сцен эпоса, отсюда интерес к их переосмыслению. Нет ничего, что было бы скрыто от Гомера, убеждены древ ние. В поэмах Гомера античность черпала изначальные сведения по всем отраслям человеческих знаний, доступных древнему миру и обособившихся затем в отдельные науки, скажем мы Но как бы ни была выражена древними мысль о мудрости Гомера, в любом случае она доказывает присутствие понятийнологического элемента в его поэзии, равно как и признание Гомера великим поэтом утверждает образность его мышления.

Страбон называет Гомера философом Определение Страбона отнюдь не идет вразрез с опытом всей античной философии. Практика древности показывает, что в античную философию как науку входили вопросы блага в применении к человеку и обществу этика ; вопросы человеческой психики: Действительно, более всего мне 22 25 хотелось знать причины всякой вещи: С античной философией были связаны почти все области человеческих знаний: Античная философия, особенно на ранней стадии, оказывается наукой наук, вмещающей и посильно осмысляющей самые разнообразные сведения, стремящейся уложить эти сведения в некую четкую и стройную систему мира.

Так что, называя Гомера философом, Страбон не добавляет ничего нового к его установившейся репутации мудреца, но лишь уточняет и фиксирует его принадлежность к сфере высшей мудрости античной философии. Вместе с тем в представлении древних Гомер не только всеопытнейший мудрец и философ, но как будто и предтеча древнегреческой, античной философии, а поэмы Гомера ее колыбель. Действительно, древние комментаторы античных сочинений по философии и античных философских систем настойчиво подчеркивают сходство ряда положений различных философских школ и направлений с высказанным в поэмах Гомера б4.

Это, несомненно, касается пифагорейцев. Это относится к ранним ионийским физикам. Его мнение основывается на следующем: Вследствие этого и Гомер высказывает следующую мысль о воде: В поэмах Гомера находят как будто подтверждение философские воззрения Гераклита. И вот из них ощущение он, подобно вышеупомянутым физикам, счел не заслуживающим доверия, разум же признавал критерием истины.

Должно вкратце объяснить, что это. Гораздо раньше эту мысль высказывает Гомер: То же и о философии Анаксагора. Итак, Гомер и поэт, и философ. Античные авторы никогда и нигде, за редким исключением, требующим особых оговорок, не противопоставляли Гомера-поэта Гомеру-мудрецу, Гомеруфилософу, но видели в Гомере поэта-мудреца, поэта-философа.

Именно нерасторжимая целостность, всеохват явлений, неделимость общественного и личного, единичного и всеобщего, абстрактного и конкретного, общего и частного, рода и вида как выражение необособляемости логического понятия и образа в художественном сознании гомеровских поэм ведет к тому, что Гомер в восприятии древних оказывается одновременно и поэтом и мудрецом: Нет противоречий, столкновений между частным и общественным, единичным и всеобщим, а поэтому нет трагедии, комедии, лирики, даже эпоса в позднем его понимании, но есть эпическая поэзия, гомеровский героический эпос, обнимающий и сплавляющий воедино эпическое, лирическое, трагическое, комическое и прочие начала.

Нет мудрости геометра, врача, военачальника, астронома, но есть мудрость Гомера, мудрость врача, геометра, военачальника, астронома в их совокупности.

Гомер не основал особой философской школы; даже изобретательная поздняя античность ничего не выдумала на этот счет и ничего подобного не сумела ему приписать.

Эпические поэмы Гомера апофеоз и вместе с тем итог эпического синкретизма. При позднейшем обособлении и самоутверждении философии как науки синкретизм гомеровского художественного мышления позволяет античным философам, сознавая свою преемственную связь с Гомером, искать в его поэмах понятийно-логический элемент, стремится выделить и абсолютизировать.

Нарушая и разрушая художественную ткань гомеровского повествования, античные философы последующих веков оставляют на долю Гомера лишь понятийно-логическое мышление, твердо веря, что образы гомеровских поэм маскировка, одна из условных форм изложения, воспользоваться которой Гомера принудили обстоятельства.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ГОМЕРОВСКОГО ЭПОСА

Так, Платон в одном из своих диалогов заставил Сократа сказать: Насильственное расторжение целостности гомеровского художественного мышления наблюдается также в ряде случаев привлечения гомеровского текста к доказательству различных философских физических, этических, психологических построений.

Конкретный чувственный гомеровский образ получает рационалистическое, абстрактное толкование, осмысление и переосмысление, к тому же часто аллегорическое. Не менее наглядно сообщение Филодема об аллегорическом истолковании поэм Гомера философом Диогеном Аполлонийским, младшим из физиков, представителем натурфилософии до Сократа: Уточним смысл высказывания Диогена. Что значит мыслить и говорить истинно понятно. Истинно говорит Диоген, когда называет Зевса воздухом.

Ход мысли Диогена, направление и выбор его аллегории ясны, если учесть, что, согласно философской концепции Диогена, совместившего учение Анаксимена, Анаксагора, Левкиппа, воздух первооснова всего, принцип движения и жизни. Факт аллегорического восприятия древними гомеровских об- 26 29 разов подтверждает художественный синкретизм эпических Поэм Гомера как целостного неделимого] сращения образных и понятийно-логических элементов.

Вместе с тем свидетельство Филодема позволяет думать о большем: Тем самым мифическое мышление Диогена оказывается одним из возможных проявлений эпического синкретического мышления. Проследить за реальным ходом мифологического мышления и тем нагляднее уяснить себе его суть помогают тексты Геродота и Аристотеля. Но так как власть его еще не укрепилась, то приверженцы Мегакла и Ликурга, придя между собой к соглашению, изгнали его на шестом году после его первого прихода к власти, при архонте Гигесии.

На двенадцатый же год после этого, наоборот, сам Мегакл, поставленный в безвыходное положение своими противниками, завел переговоры с Писистратом и, условившись, что он возьмет замуж его Мегакла. Распространив предварительно слух, будто Афина собирается возвратить Писистрата, он разыскал женщину высокого роста и красивую, как утверждает Геродот, из дема Пеанийцев или, как некоторые говорят, из Коллита продавщицу венков, фракиянку, по имени Фия, нарядил ее наподобие этой богини и ввел в город вместе с.

И Писистрат въезжал на колеснице, на которой рядом с ним сидела эта женщина, а жители города встречали их, преклоняясь ниц в восторге. Писистрат принял предложение и согласился на эти условия. Тогда они, чтобы устроить ему возвращение, затевают дело, далеко превосходящее, на мой взгляд, своей наивностью все остальное: В Пеанийском деме была одна женщина, по имени Фия, ростом в четыре локтя без трех пальцев и весьма красивой наружности.

Нарядив эту женщину в полное военное вооружение, они велели ей стать на колесницу и, показав ей, как она должна держаться, чтобы производить впечатление как можно более прекрасной, поехали в город, а впереди предварительно послали герольдов.

Последние, придя в город, говорили, как им было приказано, речи приблизительно такого рода: Это повторяли они, проходя через разные места. Тотчас по селам распространилась молва, будто Афина возвращает Писистрата, да и в городе население готово было верить, что эта женщина есть сама богиня. Два хитреца из корыстных побуждений выдали женщину за богиню, а народ поверил им и преклонился перед мнимым божеством, сошедшим с Олимпа на землю. Как могло такое случиться? А дело в том, что женщина приняла образ богини, женщине придали божественный облик, конкретнее, тот облик, который в греческой мифологии был закреплен за Афиной Палладой.